Кем мне довелось работать?

Нижнекамскнефтехим Повседневное

Моя сознательная жизнь, по крайней мере — до сего момента, почему-то подразделяется на достаточно четко выраженные этапы.

Впрочем, нет. Оставим все эти попытки сделать выводы и сформировать из них очередные убеждения.

Начну заново.

Моя сознательная жиз… Блин. :)) Ну какая она, нафиг, «сознательная». И кто это словосочетание придумал-то, а? Глянуть бы в глаза этому человеку.

Попробую в третий раз.

Собрались. Сосредоточились. Погнали.

Моя сознательная жизнь начинается с последнего класса школы, которую я закончил в 95-м. Пресловутые «студенческие годы» запомнились, в первую очередь, не самим фактом студенчества, а, книжно выражаясь, становлением личности.

Именно тогда я начинаю становиться тем собой, каким и жил много последующих лет. Вопреки родительским импринтам начинаю понимать, что меня все-таки можно любить и принимать таким, как я есть. И ищу те части социума, которые к этому готовы, а значит — наиболее мне близки. Меня активно гложет страх бессмысленности существования, пафос юношеского максимализма и попытки приладить себя к миру хоть с какой-либо стороны.

1995 — после школы

Этот период можно назвать социализацией.

Это — время исследования самых разных слоев общества, бесконечных тусовок, богемных и не очень, погружения в тему взаимоотношений полов и просто взаимоотношений. Общение, общение, общение, во всех формах и видах, такое новое и радостное, словно мир вдруг открыл мне все свои запертые ранее двери.

Я не думаю о карьере и о будущем, живу здесь и сейчас, радуюсь жизни, пью как лошадь, завожу огромное количество новых знакомств, влипаю в бесконечные истории и нахожу массу приключений на собственную задницу. И мама уже давно привыкла, что я не только не звоню, когда не прихожу домой ночевать, а могу пропадать без предупреждения неделями.

Среди всего этого я умудряюсь периодически появляться даже в институте, впрочем, самый сильный драйв из него дают студенческие базы отдыха и секция скалолазания.


Как раз в этот период я, охваченный поисками себя, примерно год отработал водителем трамвая, до тех пор, пока опять ни вернулся в институт.

Работа водитель трамвая
Смотрю на вас из трамвая

Если вы наивно полагаете, что трамваи в нашей стране водит исключительно незамысловатый пролетариат — должен вас разочаровать. Потому, что более разношерстного и интересного коллектива я больше ни на одной из работ не встречал.

Если этот слой общества и пытаться как-то объярлычить (чего я бы делать не советовал) — то он уж скорее проходил бы по упомянутой категории «богемных тусовок».

Работа водитель трамвая
Ох, сколько раз мне потом пригождалось это умение переводить стрелки

За время работы я умудряюсь совершить два столкновения с частными автомобилями. Оба — не по моей вине. А также приобрести крайне яркий и ценный жизненный опыт — вместе со способностью смотреть на происходящее чуть шире, чем это привычно большей части моего окружения — «в нагрузку».

Именно профессия «водитель трамвая» и записана первой в моей трудовой книжке.

Работа водитель трамвая
Смотрю на вас, как на пассажиров


Заканчивается период в начале 2000-го, когда я разъезжаюсь с мамой (отношения у нас в то время были тяжелые) и начинаю жить один.

2000 — вне родительского ока

Проведя пару недель без еды, зато — с личной жилплощадью, я по знакомству устраиваюсь на работу инженером по экспертизе оборудования нефтехимических и нефтеперерабатывающих заводов нашей необъятной Родины.

Этот период отличается огромным количеством длительных командировок (наверное моя страсть к тревеливингу началась именно тогда). Бесконечными самолетами, гостиницами и гигантскими необычными заводами по переработке нефтепродуктов в разных городах страны.

Огромные колонны, теплообменники, емкости, сепараторы и прочие аппараты. Увеличенная во много раз химическая лаборатория. Их нужно обследовать, а потом писать заключения промышленной безопасности. Мол, исчерпавшее свой номинальный срок службы оборудование можно использовать еще десять лет. А потом еще восемь лет. А потом еще двенадцать лет.

За это заводы платят немалые деньги. Хотя получает их, в основном, мое руководство.

Нижнекамскнефтехим
Смотрю на вас, как на неисследованные дефекты оборудования

В это же время мой интерес к психологии начинает уже совсем настойчиво требовать социальной реализации, которую в итоге и получает благодаря организовавшейся группе исследователей-энтузиастов при питерском институте Биологии и Психологии человека.

Кроме того, бурный коммуникативный опыт предыдущего периода начинает аккумулироваться, давая свои, иногда приятные и полезные, иногда — напротив, ростки. Я успеваю даже немного пожить почти семейной жизнью со страдающей неизлечимой болезнью бывшей наркоманкой с ребенком. Пока она же меня ни бросает.

Впрочем, это — совершенно отдельная история.

А потом работать инженером мне вдруг надоедает. Я прихожу к выводу, что слишком уж живу здесь и сейчас, не думаю о будущем, тупо радуюсь происходящему вокруг, и вообще, какой-то никчемный.

И, хоть тот год и был по-настоящему прекрасен во всех смыслах, я хочу добиваться чего-нибудь, а не просто существовать. Так этот период внезапно, но закономерно, подходит к концу.

И начинается новый. Вместе с 2004 годом.

2004 — традиционная карьера

Этот этап можно назвать периодом отработки социальных стереотипов. Потому, что в течение него я реализовал основные ожидания, которые почему-то принято предъявлять в социуме к мужчине моего возраста. А именно — вырос карьерно и женился. Сына, правда, не построил, дом не вырастил, дерево не родил. Да и слава богу.

Сперва, впрочем, была карьера.

Поскольку предыдущая отрасль кажется мне не слишком «моей», решаю строить всё с нуля. Подходящей областью на тот момент почему-то кажется товарная логистика.

Вдобавок, у меня нет почти никаких навыков руководящей деятельности. Управлять работой чего-то большего, чем два-три наемных дефектоскописта, мне в принципе не доводилось. А ведь интересно.

Я устраиваюсь простым начальником склада, находящегося за городом в промзоне. И параллельно поступаю получать второе образование, в сфере логистики.

На работе — погрузка и разгрузка огромных фур и маленьких грузовичков, приемка, комплектация заказов, учет, инвентаризации, организация доставки и экспедирования, суровые грузчики, отслужившие в Чечне. И, что самое ужасное — ответственность за все это исключительно на мне, без какого-либо прикрытия. Включая материальную.

Это и страшно, и жутко увлекательно. Уже на одном драйве от этой ответственности я как-то умудряюсь со всем перечисленным справляться.

Первое время работаю часов по 12 в сутки, потому, что ничерта не успеваю. Под конец уже удается иногда даже появляться на работе лишь на пару часов.

Заканчивается всё, когда головное предприятие подвергается значительному сокращению, технический отдел полностью закрывается, мы с начальником отдела распродаём весь склад и вполне дружелюбно расстаемся.

Я нахожу новую работу. Закупки, транспортировка (всеми возможными видами транспорта), распределение по магазинам и контроль наличия в них, учет, бухгалтерия.

Склад имеет сугубо проходную распределительную функцию — ничего на нем долго не задерживается, но он тоже есть, и вполне себе «висит» на мне.

Вначале опять кромешная жуть, потому, что из вышеперечисленного я почти ничего не понимаю ни в закупках, ни в 1С. А осваивать всё приходится in real time. У меня есть собственная бухгалтерша, экспедитор, много нанимаемых по необходимости водителей, а со временем появляется еще и снабженец.

В те моменты, когда мы не орем друг на друга с директором головного магазина, мы обретаем мир между нашими подразделениями посредством коллективного распития спиртного в немыслимых количествах. Как-то раз даже выезжаем на несколько дней за город на корпоратив с супругами. Прям как приличные.

В те времена я написал вот этот отрывок:

У попсопсихологического лицемера Дейла Карнеги имеется монументальный труд под названием «Как перестать беспокоиться и начать жить».

По моей жизни за последние полтора года можно смело писать обратный алгоритм — «как перестать жить и начать беспокоиться«.

Началось это, вероятно, тогда, когда, уволившись с работы и хорошенько отдохнув, я решил наконец заняться реализацией себя с профессиональной точки зрения в том, что мне могло бы быть интересно. После чего начал медленно, но неумолимо продвигаться в карьерном плане и в пополнении собственного резюме.

С того момента я постепенно стал ориентироваться на будущее, перестав в полной мере жить сегодняшним днем. Перестал жить и начал беспокоиться.

Иногда так вспомнишь былое и думаешь: «Эх! Шоб я так жил!..»

И вдруг понимаешь, что ведь я же так жил. Это же именно я так и жил. Черт возьми. Вот ведь блин.

9 июня 2005

Увольняюсь, когда деятельность начинает казаться слишком неинтересно-однобразной.

Иванес
Смотрю на вас, как на звенья логистической цепи

На следующей работе, начав с оптимизации закупок и ревизии отдела снабжения, становлюсь в итоге начальником отдела логистики, а затем — заместителем по логистике Гендиректора. Который, кстати, и владелец.

Занимаюсь организацией всего бизнес-процесса целиком — товарооборота, документооборота (в том числе и электронного — 1С я теперь уже знаю чуть ли ни во всех возможных формах), и даже кадровыми расстановками и штатным расписанием. По большинству подразделений приходится, фактически, заново выстраивать структуру фирмы.

Тем временам принадлежит другой отрывок:

Это вторая и последняя неделя пребывания Генерального в отпуске. Обязанности исполняет ваш непокорный.

Чувство невозможности полного контроля над ситуацией уже стало естественным и почти перестало причинять дискомфорт. Воспаленное воображение рисует картинки в духе газетных хроник ДТП:

«Вчера на перекрестке улиц Цветочная и Ломаная не справился с управлением компанией некий заместитель генерального директора, личность которого эксперты пока не могут установить. Фирма получила множественные повреждения, среди сотрудников бухгалтерии зафиксировано два случая с летальным исходом, у работников производства необратимых травм не обнаружено, менеджеры отделов продаж отделались легким испугом…»

19 июля 2006

Координация деятельности производственно-торгового предприятия, пусть и небольшого — всего человек на 300, была самой интересной и творческой из всех моих офисных работ «на дядю». Это стоит того, чтобы туда стремиться, поверьте. По интеллектуальной включенности в работу топ не сравним с менеджером среднего звена и близко. Это не привычная большинству рутина, а по-настоящему увлекательно. Хотя и весьма утомительно временами.

Но тут у меня начинается глобальная переоценка ценностей, и желание работать по найму пропадает в принципе.

Увольняюсь внезапно, почти сразу после отпуска, крайне огорчив этим Генерального — в сущности, очень симпатичного мне человека. Не поругались, конечно, но прощались натянуто.

Но он-то, хоть и старше всего на три года, вполне самореализовался. И воплощает свои цели и мечты. Даже имеет собственное предприятие. А мне пора воплощать свои. Ему теперь пусть помогает кто-то, более к этому мотивированный.

2007 — путь к себе

Свои не слишком-то значительные сбережения я отношу в брокерскую контору и использую для торговли ценными бумагами на фондовом рынке, которым активно интересовался последний год.

Возможно, это покажется классическим дауншифтингом, но я никогда так не воспринимал.

Я отказался от ряда общепринятых ценностей и направлений лишь для того, чтоб высвободить энергию на собственные. А если они в чем-то не совпадут — то уж пускай лучше первые идут лесом, чем вторые.

А изучение корпоративной культуры и карьерного роста я, на данном периоде жизни, пока что считаю для себя завершенным. Я прошел несколько ступенек, сделал это быстро, насколько смог, и основные механизмы мне ясны.

Так, с 2007 года, начался новый период. Который можно было бы назвать своего рода кризисным — однако, скорее, в позитивном ключе. Попыткой обретения настоящего себя. Чуть позже я еще и развелся с женой, что тоже добавило моменту остроты.

Из общительного я временно всё больше становлюсь затворником, предпринимающим лишь точечные продуманные вылазки в социум. Каждая из которых имеет четкое назначение и внутреннюю мотивировку.

Вообще, всё, что я делаю, теперь беспощадно оценивается с позиций целесообразности. Лишнее купируется. Любые действия проходят жесткий фильтр по эффективности и сводятся к минимуму наиболее значимых.

Вместе с тем, я почти целиком отказываюсь ото всей предыдущей своей картины мира. И совсем полностью — от самой идеи фиксированной картины мира как таковой. Зато постоянно тестирую окружающую действительность на предмет того, как же она все-таки функционирует на деле. Включая и разнообразные многочисленные эксперименты над самим собой, как частью этой действительности. Иногда довольно жесткие.

Учусь направлять амбиции в необщепринятное русло, учусь извлекать прибыль самостоятельно, учусь делать это без привязки к местоположению. Учусь создавать источники дохода. Учусь нестабильности, и принимать риски.

Осваиваю биржевую торговлю, сайтостроительство, продвижение, монетизацию, интернет-коммерцию, да и вообще — осознаю всю мощь всемирной сети.

Изучаю уйму концепций успешности, воплощения желаемого, методов работы с подсознанием и прочих средств коучинга. Массово пробую и применяю всё это на себе и всех попавшихся под руку окружающих — за плату и без, в немыслимых количествах и вариантах. Попутно обнаружив, наконец, реальные способы быстро разбирать любые психологические завалы, и действительно решать проблемы (шестнадцать лет психологии неожиданно прошли не зря, бгг).

Учусь выделять главное и не делать второстепенного, учусь бездельничать и работать мало — оказывается, психологически это очень некомфортно. Особенно в совокупности с рисками. Тут весьма актуальным оказывается финансовый кризис 2008 года.

Вообще, этот период характеризуется, в противовес предыдущим, огромным преобладанием проживаемого внутри над происходящим снаружи. Впрочем, в определенный момент разница как-то стирается.

Иванесс
Смотрю на вас с точки зрения целесообразности

В моем представлении, это время моей жизни наглядно рушит дурацкие общественные стереотипы о том, что для пресловутого «духовного развития» (хотя это словосочетание само по себе полностью абсурдно) необходимо аскетствовать, часами медитировать, ехать в Тибет, уходить в монастырь и прочее.

Если оно назрело — то накроет в любом месте и условиях, хотя бы и в квартире посреди шумного мегаполиса. А если внутренней обусловленности нет — так и никакой Тибет ничего не даст.

Фактически, от предыдущей моей личности вообще мало что остается. Разве что воспоминания (которые уже даже не ощущаются как «моё прошлое»), облик, манеры и навыки.

В какой-то момент мне вдруг становится ясно, что качество жизни имеет смысл повышать прямо сейчас, а не гипотетически. Начинает хотеться активно жить, а не только прорабатывать свой и чужой ментальный материал из прошлого.

Понятно, что принципиальной разницы между одним и другим, конечно, нету. Все, что происходит — это и есть она, Жизнь. Но почему бы не разнообразить происходящее? А поскольку первое, что мне приходит в голову — это совершенно искреннее желание, чтоб зимой было тепло, то заканчивается период тем самым самолетом Питер-Киев-Бангкок.

Этот пост я пишу с острова Самуи. Сейчас мне кажется, будто я нахожусь в раю. Остров. Пальмы. И море. Такое теплое, такое чистое, такое соленое.

Водопады Самуи
Смотрю на вас как будданах

Я всё никак не могу поверить, что мне можно просто вот так, сколько захочу, жить в этом месте, в этом климате, и каждый день видеть и осязать это море. Или поехать куда-то еще. Всё-таки реализовавшаяся мечта, даже когда она одна из многих — это странно. Каждый раз становится как-то неясно — а что теперь делать-то?.. 🙂

Что и как будет со мной дальше — понятия не имею. У меня есть ряд промежуточных целей и ориентировочных направлений, однако, кто сможет сказать, какими необычными путями что воплотится, да и актуально ли оно будет тогда. Но точно знаю, что будет хорошо и интересно. Хотя бы уже потому, что именно данным знанием эти самые «хорошо и интересно» и обеспечиваются.

Поделиться с друзьями:
IvanesS

Основатель портала "FAQ по реальности" (realFAQ), специалист по Human Design, астропсихолог. Обо мне подробно.